News

Способна ли Белоруссия выйти из затяжного кризиса или ей грозит судьба Украины?



Способна ли Белоруссия выйти из затяжного кризиса или ей грозит судьба Украины? Постигнет ли Белоруссию судьба Украины? Что может и должна сделать Россия?

Почему я затонул эту тему? Потому что нам нужны реальные союзники, а не хамелеоны, которые перекрашиваются в друзей России, ища в ней донора, одновременно работая в многополярном плане. Кроме того, выживание Белоруссии содействует также и выживанию России.

Возможно, Белоруссии (или Лукашенко) хотелось бы развиваться, как Швейцария или Австрия, где стабильная экономика, высокий уровень жизни, независимость, но, увы, это невозможно.

Указанные страны органично вписаны в Евросоюз, и уже давно. Белоруссию же, как и Украину, Запад и НАТО рассматривали как потенциального союзника России, против которой Запад давно ведет «столетнюю», а ныне гибридную войну на уничтожение.

И ничто их не остановит т. к. это, по их мнению, вопрос выживания.

Поэтому Россию надо лишить всех возможных союзников, тем более — связанных с нею кровными узами. С Украиной это, наверное, удалось, а с Белоруссией из-за «каприза» ее президента дело застопорилось.

Бизнес- элиты Белоруссии, возможно, были бы не против приватизировать свою экономику и отдаться Западу, как Россия в 90-х.

Оппозиции, по-видимому, не хочется думать о том, что будет со страной, которая избрала бы либеральный прозападный курс, — она ведь рвется к власти, а здесь все методы хороши.

Бизнесу, да и оппозиции, не хочется думать, что после переворота и курса на сближения с Западом белорусская промышленность Европе будет не нужна — ее разберут на металлолом, а на этом месте построят, в лучшем случае, филиалы своих компаний при их полном контроле…

Белорусская власть и Лукашенко, наверное, не хотят понять, что без тесного, а не бутафорского, союза с Россией ей в долгую не выжить — падение лишь дело времени, Запад уж постарается.

Но опыт 30-летних манипуляций отношениями с Россией, наверное, подсказывает президенту, что «еще не вечер», может и на этот раз обойдется, надо маневрировать…

Власть, сознание собственного величия, своей значимости, по-видимому, отравляет мозг лидера, как наркотик, от которого невозможно отказаться, разве что перед лицом неминуемой гибели…

Все, как у русских князей 11 века в канун монголо-татарского нашествия…Те тоже не смогли, не захотели договориться и на 300 лет остались под игом монголов…

Трагедия Белоруссии, лично Лукашенко, скорее всего, в том, что они так и не нашли свой путь развития, остались в плену советских догматов начала 80-х…

Маневрирование в рамках административной советской модели, по сути, тупиковый путь; бизнес- элиты стремятся заполучить активы в собственность и усматривают в президенте помеху своим планам; оппозиция, видя неуверенность власти, пассивность народа, ощущая поддержку Запада, рвется к власти, создает политическую нестабильность.

В активе Лукашенко — материальная, моральная и политическая поддержка России, которая, однако, не намерена вмешиваться во внутренние дела Белоруссии…

Есть ли у Лукашенко выход из создавшейся нестабильной ситуации, чреватой политическим переворотом? Конечно, есть, но он, по-видимому, не склонен его рассматривать…

В этой связи можно было бы предложить следующее:

1. Необходимо озвучить социально-политические реформы в стране, которые нашли бы поддержку у народа Белоруссии, содействовали бы развитию экономики, росту уровня жизни.

Вот несколько штрихов этих реформ:

1) Прежде всего, необходимо реформировать институт государственной собственности. Это можно было бы сделать при помощи приватизации, но, учитывая российский опыт, собственность должна была бы перейти в руки трудящихся в виде именных акций, которые не подлежали бы свободной продаже на бирже. Именные акции должны были бы сделать работников реальными хозяевами, собственниками, заинтересованными в результатах производства.

2) Ключевые, базисные отрасли, инфраструктурные объекты, земля, леса, природные ресурсы должны оставаться под контролем государства;

3) Институт планирования должен был бы дополнен рыночными механизмами, что предполагало бы снижение объема госзаказа и постепенную ориентацию предприятий на увеличение производства товаров в свободную продажу.

И кто сказал, что государственные, народные, частные предприятия не могут конкурировать между собой, борясь за симпатии клиентов, под контролем Госплана, Госстандарта? В итоге ответственность предприятий за качество и ассортимент товаров повысилась бы на порядок.

4) Весь «малый» бизнес, не менее «среднего», должен был бы в итоге полностью ориентироваться на рынок… Малый и средний бизнес, получивший инициативу, мог бы нейтрализовать протестный потенциал оппозиции — у людей в руках появилось бы реальное дело, вместо болтанки на митингах.

5) Рост экономики позволил бы создать новые рабочие места, увеличить социальные программы, обеспечить моральную поддержку народа действующей власти.

6) Новые реформы должны найти отражение в новой Конституции Белоруссии.

2. Усиление рыночной ориентации экономики не отрицало бы необходимость планирования основных народнохозяйственных пропорций, но позволило бы также увеличить интеграцию белорусской и российской экономик.

3. Экономические реформы должны были бы быть поддержаны политическими, главная из которых — усиление экономической и политической интеграции с Россией, в том числе:

1) Формирование единой пограничной службы, единого таможенного пространства, согласованных правил экспортно-импортной политики.

2) Интеграция силовых структур, системы обороны и государственной безопасности двух стран.

3) Унификация финансовой системы на базе введения в Союзном государстве единой валюты — российского рубля.

4) Укрепление общего инвестиционного центра на базе согласованных программ и планов экономического развития.

5) Заключение стратегического договора — на базе проведенного референдума — о вхождении Белоруссии в состав РФ, возможно, на ближайшие 5 лет в качестве конфедерации, с перспективой дальнейшего перехода после 5–6 лет в режим федерации.

Инвестиции, помощь России экономике Белоруссии должны быть на возмездной коммерческой основе, т. е. подлежать возврату в случае выхода Белоруссии из состава России.

По истечению 5–6 летнего периода право на выход из состава РФ должно быть приравнено к условиям обычной республики — субъекта РФ.

6) Следовало бы также определить бюджет переходного периода нового Союзного государства по годам.

4. РФ, по крайней мере в течение переходного периода — до 10 лет — не следует стремиться изменить социальный характер белорусского государства, тем более не должна идти речь о пересмотре итогов приватизации.

Социальный характер белорусской конституции должен составляться на перспективу. Напротив, РФ следовало бы вернуться к записанному в ее Конституции пункту о построении «Социального государства».

5. Политические процессы должны сопровождаться мощной идеологической, информационной, социо-культурной поддержкой на всех каналах СМИ, включая интернет-сети, демонстрирующие преимущество теснейшей политической, экономической интеграции с Россией для выживания и развития на современном этапе.

Принятие подобной программы должно быть предварено переговорами с правительством РФ.

Выгоды лично для Лукашенко здесь очевидны:

Он мог бы еще на 5–7 лет оставаться президентом республики — его будущее было бы гарантировано.

При развале Белоруссии под ударами либеральной оппозиции по сценарию Украины его безопасность находится под большим вопросом — придется искать для семьи убежище…

Лукашенко остался бы в истории Белоруссии и России как политик, который объединил два братских народа на благо обоих.

Уровень жизни белорусов, их экономика получила бы мощный толчок к развитию.

Уровень безопасности республики вырос бы на порядок.

В итоге была бы отработана методология вопросов интеграции братских народов в постсоветский период, от чего выиграли бы все участники. Возможно, к нашему новому Союзному государству вскоре присоединился бы и Донбасс…

У русского, белорусского, украинских народов нет будущего вне самой тесной интеграции…

Какие проблемы в отношениях с Белоруссией были у России?

1) В Белоруссии нет пророссийской оппозиции — эту привилегию Лукашенко оставил лично за собой.

России здесь не удалось создать сферы влияния. Но их успешно сформировал Запад в лице либеральной оппозиции. Т. о. у России как бы оставался выбор: иметь дело с Лукашенко или с оппозицией, которая представляла Запад.

2) Белоруссия странным образом поддерживала противников России — украинских националистов, пока те не высказали свое истинное отношение к Лукашенко. Не понятна также сдержанность по вопросу признания Крыма — так союзники не поступают.

3) Для самого Лукашенко центральной идеей было сохранение суверенитета Белоруссии с акцентом на многополярность — пока последние события, активность оппозиции и жесткий прессинг Запада не подтолкнул его к активизации диалога с Россией.

4) Четвертьвековая практика показала, что, несмотря на выгодное для Белоруссии экономическое сотрудничество, политическую поддержку, добровольно Белоруссия, возглавляемая Лукашенко, в состав России войти не желает. А принуждать Россия ее не собирается.

Вероятно, только реальная угроза разрушения белорусской государственности и личной власти может толкнуть Лукашенко на реальное сближение, но он до сих пор не осознал, что это время давно пришло…

…Россию подводит стремление не только со своими союзниками, но даже в общении с «цивилизованными» западными государствами и США, (которые исповедуют в отношении с другими «отсталыми», «неполноценными» народами двойные стандарты, и двойную мораль) вести себя по-джентльменски: не вмешиваться в выборы, не формировать пророссийскую оппозицию…

Поэтому все бывшие постсоветские республики ведут себя с Россией крайне уверенно, если не нагло, но требуют уважения, льгот, помощи, поддержки — Белоруссия не исключение.

И по-прежнему главной причиной на пути интеграции остается слабая экономика России…

Стратегия делать ставку на лидера (Украина — Янукович, Молдавия, Армения), подчеркнуто сторониться от «вмешательства во внутренние дела», на фоне того, что Запад делает это без стеснения повсюду, по-видимому, провалилась.

Следовало бы учесть и опыт западных стран, которые формируют широкий фронт влияния в виде экономической, информационной, финансовой экспансии, культурных, образовательных программ, множества НКО…

А что мешает поддерживать, финансировать пророссийскую партию, демократическую газету в актуальной для нас постсоветской республике?

Не грех вспомнить и положительный опыт большевиков, которые по окончанию Гражданской войны, всего за 2–3 года создали Советский Союз, а мы за 25 лет не смогли организовать реальный союз даже с Белоруссией. Сегодня как никогда политический кризис в Белоруссии дает хорошую основу, шанс для реальной интеграции, который нельзя упустить… 

Читайте также: Американец месяц живёт в терминале украинского аэропорта (ВИДЕО)

Василий Титов, специально для «Русской Весны»



Source link

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

close